3oJLoToU (3ojlotou) wrote,
3oJLoToU
3ojlotou

Хутор близ деревни Алакаевка. Дом-музей В. И. Ленина

Оригинал взят у seleste_rusa в Хутор близ деревни Алакаевка. Дом-музей В. И. Ленина
В начале мая 1889 года к Самарской пристани причалил один из первых в ту навигацию пассажирских пароходов. По зыбким мосткам на берег сошли две пожилые женщины, сопровождаемые юношей, двумя взрослыми девушками и девочкой-подростком лет одиннадцати. Их встречал высокий интеллигентный мужчина с пробивающейся бородкой.

День выдался не по-весеннему пасмурным. С Волги дул холодный пронизывающий ветер. Пристань, заваленная туго набитыми мешками с мукой, бочками с салом, тюками сырой кожи и другими грузами, казалась пустынной. Приезжие не задерживались на пристани. Взяв извозчика, они проследовали к противоположной окраине города, на железнодорожный вокзал, чтобы ехать дальше.

Однако их приезд не остался незамеченным. Более того, о нём было известно заранее и "недреманное око" блюстителей порядка донесло департаменту полиции, что "...4 минувшего мая прибыла состоящая под гласным надзором полиции дочь действительного статского советника Анна Ульянова на хутор при д. Алакаевке, Богдановской вол. Самарского у., купленный её матерью у Константина Сибирякова. Вместе с ней прибыли её мать, сёстры Ольга и Марья, брат Владимир, состоящий под негласным надзором полиции, и бывший студент, сын крестьянина Марк Тимофеев Елизаров, человек сомнительной благонадёжности".

Так семья Ульяновых оказалась в захолустье Самарской губернии. В Казани остался, до окончания учебного года в гимназии, младший сын Дмитрий.




Чем же объяснить переезд семьи Ульяновых из Казани в Самарскую губернию?

Переезд этот был вынужденным и совершён под действием властей, о чём свидетельствуют документы. В донесении попечителя Казанского учебного округа министру просвещения от 30 сентября 1889 года говорилось, что связи, которые имела Анна Ильинична Ульянова и знакомства исключённого из университета В. И. Ульянова, "заставляли желать выезда из университетского города семьи Ульяновой". Об этом же говорит и секретное предписание попечителя учебного округа на имя директора Самарской гимназии по поводу перевода ученика Дмитрия Ульянова из первой Казанской в Самарскую гимназию. "Считаю нужным сообщить вашему превосходительству, - писал попечитель, - что в данном мною в настоящее время разрешения ученику Ульянову перейти из Казанской во вверенную вам гимназию сверх серьёзных семейных причин имело большое значение и то обстоятельство, что в Самаре надзор за поведением Ульянова и за отношением его к товарищам гораздо легче устроить, чем в Казани, большом университетским городе, имеющим очень много учебных заведений... Я покорнейше прошу вас принять его в Самарскую гимназию, устроив над поведением и отношением его к товарищам возможно бдительное негласное наблюдение".

В донесении казанского губернатора на имя министра внутренних дел указывалось, что хотя В. Ульянов за время проживания в Казани к делам политического характера не привлекался, но аттестуется личностью вредного направления в политическом отношении. Пребывание В. Ульянова в Казани является нежелательным, писал губернатор и обосновывал это тем, что Казань и без того изобилует революционными элементами.

Вспоминая создавшуюся обстановку, Анна Ильинична Ульянова-Елизарова писала: "Мать стала тревожиться, что Володя "влетит" опять, и это отчасти побудило её приобрести через М. Т. Елизарова ...маленький хутор в Самарской губернии и выхлопотать разрешение переехать на лето туда". Таковы обстоятельства, продиктовавшие переезд Ульяновых из Казани в Самарскую губернию.

Хутор, приобретённый Ульяновыми у землевладельцев Сибирякова, представлял собой земельный участок с деревянным одноэтажным домом, со старым запущенным садом и небольшой мельницей на речке Запрудной.

Мария Ильинична Ульянова в своих воспоминаниях писала, что, покупая земельный участок, мать надеялась заинтересовать Владимира Ильича сельским хозяйством. Но склонности к этому у молодого Ульянова не было. Землю и мельницу пришлось сдать в аренду, а в доме семья Ульяновых проводила три-четыре летних месяца, выезжая на зиму в Самару.

Отказав молодому Ульянову в возможности продолжать образование в университете и загнав его в самарскую провинциальную глушь, царское правительство рассчитывало окончательно вытравить у него революционные настроения, поставить перед необходимостью повседневной борьбы за существование, за кусок хлеба. Царские чиновники "позаботились" и о том, чтобы закрыть доступ поднадзорному Ульянову на государственную службу. Административный отдел кабинета министерства императорского двора разослал по всем учреждениям Российской империи строгое запрещение принимать на службу "неблагонадёжных". В прилагаемых при этом списках значился и Владимир Ульянов.

Однако расчёты власть имущих не оправдались. Глубокая убеждённость в неизбежном торжестве идей революционного марксизма, неиссякаемая сила воли и целеустремлённость позволили В. И. Ленину и в этой душной атмосфере полицейского произвола неуклонно идти к намеченной великой цели. А своевременный выезд из Казани спас Владимира Ильича от нового ареста в связи с разгромом полицией кружка Н. Е. Федолсеева и арестом некоторых членов того кружка, в котором состоял В. И. Ленин.

В Алакаевке Владимир Ильич много сил и времени отдаёт подготовке к экзаменам. После долгих хлопот весной 1890 года ему было разрешено сдавать экзамены экстерном за курс юридического факультета Петербургского университета.

В своей комнате алакаевского дома В. И. Ленин только отдыхал, работал же, как правило, в саду. В липовой тенистой аллее (она сохранилась) устроил "рабочий кабинет": вкопал в землю стол, скамейку, а в шагах пятнадцати сделал турник. Здесь Владимир Ильич проводил за работой большую часть времени. Соседняя комната в доме - Анны Ильиничны и Марка Тимофеевича. Следующую комнату занимала Мария Александровна с Маняшей. Налево - комната Дмитрия Ильича, затем - столовая.

Каждое утро после чая приходил он в сад, загруженный книгами, так аккуратно, как будто его ждал строгий учитель, и приступал к работе. Через каждые час-полтора он делал перерывы, прогуливался по аллее, подтягивался на перекладине, а затем снова углублялся в чтение. Так он работал до обеда.

В первой половине дня Владимир Ильич штудировал учебную литературу. После обеда он снова сидел за книгами, но уже по общественным наукам. Перед вечерним чаем Владимио Ильич совершал прогулку, купался, а вечером на крылечко выносилась лампа и юноша углублялся в чтение художественной литературы. Плоды напряжённой работы были налицо: в 1891 году в две экзаменационные сессии Владимир Ильич блестяще сдал экстерном экзаены за курс юридического факультета и получил диплом первой степени.

После отъезда Ульяновых из Самарской губернии в 1893 году дом в Алакаевке был продан на слом и вывезен в деревню Неяловку. Уничтожен был и сад. В 1934 году дом был возвращён в Алакаевку и восстановлен на прежнем месте. На его стене установлена мемориальная доска с текстом: "Здесь жил Владимир Ильич Ленин в 1889-1993 гг.".

2. Местность при подъезде к Алакаевке весьма живописна


3.


4. Алакаевка сегодня


5.


6. Дом-музей В. И. Ленина


7.


8.


9.


10.


11. Комната Марии Александровны и Маняши


12.


13.


14. Комната Анны Ильиничны и Марка Тимофеевича Елизаровых


15.


16.


17.


18.


19. Комната Владимира Ильича


20. Все печи в доме рабочие


21.


22.


23.


24. Комната Дмитрия Ильича


25.


26.


27. Гостиная


28.


29.


30.


31.


32.


33. В небольшом коридоре тоже есть что интересного посмотреть и почитать


34.


35.


36.


37.


38.


39.


40. Осенний сад прекрасен


41.


42. Липовые аллеи


43.


44. Яблоки тут знатные!


45.


46.


47.


48.


Имение (хутор) К. М. Сибирякова и семьи Ульяновых (комплекс) - объект культурного наследия (ансамбль) федерального значения.

Источники:
И. И. Ерканов. Близкое, дорогое... Ленинские места Куйбышевской области. Куйбышевское книжное издательство, 1969 г;
Историко-революционные места города Куйбышева и области. Издание третье, дополненное. Куйбышевское книжное издательство, 1975.

25 сентября 2014 года



PS// Краткий комментарий к данному посту от alexpsw :
Вместе с тем следует отметить следующее:
1. "Федеральное" значение этого памятника не используется нашим регионом в полной мере (это - мягко говоря).
Тогда как "туристический кластер" Ульяновска в основном опирается на "Лениниану" и дает свои плоды (особенно касаемо туристов и офиц.лиц из Китая), соответствующие властные структуры Самарского региона попросту забыли о доме-музеее В.И.Ленина в с.Алакаевке, не в силах, видимо, выйти за рамки "набережная-Бункер-Дно"!
Никто из Высоких Лиц даже не удосужился посетить этот весьма значимый в истории нашего государства объект-памятник, где они бы нашли для себя много интересного (как в визуальном, так и "финансовом" плане).
2. Есть почему-то уверенность, что и наш губер Н.И.Меркушкин даже не знает обо этом объекте. Так же как и центральное руководство КПРФ, представителей которого никогда не видели в Алакаевке. Впрочем, как и нынешних самарских коммунистов и комсомольцев.
3.Стыдно должно быть кое-кому за поставленную недавно откровенно "левую" крестьянскую избу и многолетнюю "невозможность" реконструкции хозяйственной постройки (на фото №39)! Это при том, что это "памятник ФЕДЕРАЛЬНОГО значения", а рядом находятся производственные объекты НГДУ "Самаранефтегаза". Уж последние могли бы просто взять шефство над ленинским объектом, что было бы весьма положительно воспринято на уровне И.Сечина.
Короче, именно к дому-музею Ленина в Алакаевке больше всего подходит пословица "Что имеем - не храним!" И это весьма недальновидно, особенно, в сложившихся политических условиях.
Или в нашем регионе окопались тайные сторонники украинского "ленинопада", поощряемого нынешней киевской властью?!
promo 3ojlotou april 2, 2014 21:12 107
Buy for 100 tokens
Сегодня вечером дополз до дома, по старой жэжэшной традиции залез посмотреть, что мне там пишут друзья комментаторы, а тут такой мега-пост, да ещё и обо мне))). Очень неожиданно и приятно. Теперь то я точно обязан познакомиться с лучшей жж-парой, Ксенией aksanova и Ниязом…
Comments for this post were disabled by the author